Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 5 августа 2020

Стефан Чаповский мечтает сыграть молодого Рэмбо

Бодибилдер из Петербурга так похож на Сталлоне, что вполне может попасть в Голливуд.

Бодибилдер из Петербурга так похож на Сталлоне, что вполне может попасть в Голливуд. 


Я не то чтобы чувствовал себя полностью уверенным, отправляясь на эту встречу. Мне было не по себе. Но меня можно извинить: человек, у которого я собирался взять интервью, 33-летний Стефан Чаповский, — двойник Сильвестра Сталлоне. И ему уже случалось примерять на себя образ Рэмбо. Да-да, того самого бешеного американского спецназовца, которого Сталлоне так убедительно сыграл уже в четырех фильмах.

Так во всяком случае мне аттестовали Стефана. Еще я выяснил, что он — бодибилдер, фитнес-тренер международного класса и кроме того — президент Федерации натурального бодибилдинга.

В редакции мне выдали фотографии Стефана — для опознания объекта. На фоне бушующего пожара стоял натуральный Рэмбо, с пулеметом наперевес. Действительно довольно похож на Сталлоне. Мышцы бугрились под майкой. Глаза были дикие.

На другом фото Стефан стоял рядом со своим «оригиналом» Сильвестром. Сталлоне на его фоне смотрелся маленьким и каким-то
субтильным.

На самом деле Стефан оказался не так огромен, как выглядел на фото. Просто атлетичный, хорошо развитый молодой человек, без ножа и пулемета. Мы засели с ним в каком-то пустом кафетерии. И я задал вопрос, который с самого начала вызвал у меня любопытство.



Брутальные кумиры

— Стефан, у вас необычное имя...

— У меня есть польские корни по отцовской линии. Родители решили, что будет звучать хорошо с фамилией Чаповский.

— Наверное, удобно для карьеры иметь такое имя. Запоминается. Мне уже не терпится расспросить вас, каково оно — быть Рэмбо. Но давайте поговорим о том, как все началось. Почему вообще вы занялись спортом?

— Моя родина — провинциальный городок Шахты в Ростовской области. У нас там были спортивные секции, подпольные качалки. А еще в конце 80-х появились видеосалоны. И мы смотрели американские боевики — с Чаком Норрисом, с Брюсом Ли, я после них пошел в секцию таэквондо. Мне хотелось научиться драться — у нас ведь там постоянно были какие-то стычки. Тем более что я был очень худеньким: при росте метр семьдесят весил чуть меньше пятидесяти кило.

— И девушки не ценили вашу субтильность?

— Ну, это были другие времена. Сейчас ценится стройность, а тогда были в моде мужчины брутальные.

Таэквондо давалось легко. Два года я отзанимался, а потом стал думать о том, что на внешности мои навыки не отразились никак. Мне захотелось начать занятия бодибилдингом. 

Тем более я воспитывался без отца. Дома, у мамы с бабушкой, атмосфера была, в общем, мягкая. Мне не хватало какого-то начального толчка. И тут я, году в 92-м, посмотрел фильмы со Шварценеггером и Сталлоне. «Рэмбо» и «Рокки» меня зацепили как-то сильней, и Сталлоне сделался настоящим кумиром.

У меня не было ни методической литературы, ни спортивных снарядов. Но я их сам себе понаделал. На черенок от лопаты навешивал всякие тяжести — вместо штанги. Вместо стоек ставил стулья спинками друг к другу. Ну и, конечно, накупил плакатов со Сталлоне, повесил их на стену. Занимался под саундтреки из его фильмов. Да у меня по сей день в плеере половина репертуара — эти саундтреки. В них такой заряд!

— И как ваши мама с бабушкой отнеслись к таким увлечениям? Женщинам, наверное, это все не очень близко было.

— Ну, они даже обрадовались, что я занимаюсь спортом, а не чем-нибудь другим. Я по воспитанию — старого склада человек. Привык к тому, что есть «хорошо» и есть «плохо». Я никогда не курил, равнодушен к алкоголю. А то, что я рос без отца, компенсировалось именно желанием походить на героев боевиков.

В какой-то момент я понял, что делать в Шахтах особенно нечего: шахты закрывались, экономика разваливалась. Через несколько лет переехал в Санкт-Петербург. Грузчиком был, в пекарне работал... А потом устроился в спортивный зал тренером. Получил в колледже бодибилдинга красный диплом международного образца. Мои результаты, правда, были невелики для культуриста. Проблема в том, что весь соревновательный бодибилдинг в России стоит на фармакологии. Это общеизвестный факт: без стероидов на соревнованиях невозможно занять место в первой десятке.

Поэтому мы основали Федерацию натурального бодибилдинга — первую в России. Надо предоставить возможность всем натуральным атлетам, которые не сидят на стероидах, участвовать в своих собственных соревнованиях. У нас можно выступать и женщинам, и мужчинам, в разных возрастных категориях — у нас есть атлеты, которым за 60. Вот так мы боремся за оздоровление нации. Я не пытаюсь противопоставить нас существующим федерациям — просто хочу, чтоб была справедливость. Кстати, ближайшие наши соревнования будут 14 ноября в «Ленэкспо», в павильоне ретромобилей.

— А что там все-таки будет предметом судейства? Если уж люди не смогут, как со стероидами, докачать себя до любого состояния…

— Эстетика сложения. Красота. Перекачанные монстры сейчас никому не нужны, их время уходит. Мы хотим поддержать новые стандарты атлетизма. Человек должен быть развитым гармонично.

— Это что-то получается близкое к древнегреческим идеалам...

— Да, конечно. Здоровые и красивые атлеты, на которых хочется походить.

Из Шахт в Штаты

— Кстати, о тех, на кого хочется походить. Расскажите теперь, как получилось выйти на Сталлоне.

— Ну, мне давно говорили, что я на него похож, но я не воспринимал это всерьез. А тут решил побывать в США. В 2008-м выступил на конкурсе молодых талантов в Голливуде. Победителей должны были награждать на сцене театра «Кодак» — там же, где каждый год вручаются «Оскары».

О чем-то таком я мечтал, еще живя в Шахтах. Совершенно не верил, что это произойдет. И наконец увидел Голливуд своими глазами... Немножко разочаровался, правда. По фильмам Голливуд представляется совсем другим. А на самом деле это такая одноэтажная Америка. Маленькие домики из белого камня, пальмы... Что-то такое провинциальное. Похоже на наш юг.

В последний вечер перед финалом пошел прогуляться по Бульвару Звезд. Откуда-то появилась мысль, что мне обязательно нужно найти звезду Сильвестра Сталлоне, и тогда я буду победителем. Полтора часа искал, ничего не нашел. И уже на обратном пути наткнулся на звезду Сильвестра.

Второй раз я поехал в Америку для выступления на чемпионате по натуральному бодибилдингу и как раз там взял Рэмбо в качестве образа. Надел парик, черную майку и черные брюки. И американской публике понравилось! Мне даже пришло приглашение из Лас-Вегаса, на шоу двойников звезд. Я был Сталлоне, а мой друг Пол из Флориды был Шварценеггером.

Смешно: оружие для выступления мне вез Пол. Потом рассказывал, как его досматривали в аэропорту и спрашивали, что вообще происходит, зачем ему куча пистолетов, ножей, автомат Калашникова. Он ответил, что везет оружие своему другу Рэмбо.

Главное — я видел Слая живьем!

— Все ваши мечты сбывались…

— Да, одна за другой. Я стал думать, на что еще можно замахнуться. Подумал о фильме про молодого Рэмбо.

И в начале августа вдруг узнал, что Слай решил снимать именно приквел к «Рэмбо», а на главную роль хочет пригласить молодого неизвестного актера.

— И это был ваш шанс...

— Да, это был мой шанс. Я встретился со Сталлоне в Киеве на премьере «Неудержимых»: на вечеринку пришел в образе Рэмбо, он меня заметил. Охранники расступились, и я вручил ему пакет со своим предложением и фотографиями. 

Он очень харизматичный человек. Был замотанный, уставший, под алкоголем — но бодрый. Держит форму. Жалко, что поговорить толком не получилось. Но мой агент сейчас как раз связывается с продюсерами. Что будет дальше — непонятно. «Неудержимые» собрали хорошую кассу, и теперь Слай подумывает о съемках сиквела. Поэтому проект «Рэмбо. Начало», кажется, ляжет в долгий ящик. Но главное — я видел Слая живьем!

↑ Наверх