Газета выходит с октября 1917 года Saturday 17 ноября 2018

Стекло затмит янтарь

С 8 декабря стеклярусные панно Китайского дворца Ораниенбаума, реставрация которых только что завершилась, предстанут на выставке в Эрмитаже. Журналисты «ВП» смогли полюбоваться этим сияющим хрупким чудом за несколько дней до вернисажа

«Стеклярусный кабинет можно сравнить с Янтарной комнатой! Только в отличие от Янтарной комнаты наши панно — подлинники XVIII века!» — так эмоционально высказалась на реставрационном совете Эрмитажа Елена Кальницкая, директор музея-заповедника «Петергоф».

12 панно, расшитых стеклярусом, словно освещают небольшой эрмитажный зал в эти декабрьские сумерки, создавая праздничное рождественское настроение. Сотни тысяч стеклянных трубочек переливаются различными оттенками — от молочно-белого и кремового до золотистого цвета шампанского.
Возможно, стеклярусный фон символизировал раньше бескрайние снега Российской империи. Ведь заказаны панно были самой императрицей Екатериной Великой, которую современники часто называли северной Семирамидой.
Как рассказала Марина Денисова, заведующая эрмитажной Лабораторией научной реставрации тканей, в которой целый год шла работа над приведением панно в порядок, очень сложно было найти стеклярус, похожий на «родной», изготовленный на знаменитой фабрике в Усть-Рудице, основанной Михаилом Ломоносовым. Как известно, великий ученый был буквально заворожен возможностями стекла и даже воспел его в стихах: «Любезное дитя, прекрасное стекло!» А сегодня в России не удалось найти предприятия, где могли бы изготовить стеклярус. Нашли в Чехии и купили несколько килограммов.
«Он похож на оригинальный, — говорит Марина Денисова, — но имеет ряд особенностей, которые позволяют отличить восполненные фрагменты от авторской работы. Но заметить это можно только при близком рассмотрении».
Признаюсь, что мы, хоть и рассматривали очень внимательно, так и не нашли отличий.
На долю хрупких панно выпало очень много испытаний. Начнем с того, что они хранились в Китайском дворце Ораниенбаума, который был построен Ринальди как летняя дача, даже без фундамента и подвала, и никогда не отапливался! Никто во времена Екатерины, наверное, и не думал, что дворец — единственная в России постройка стиля рококо — простоит так долго. Но холод и сырость оказались не столь страшны, как человеческая глупость. В середине XIX века каким-то умникам пришло в голову, что потускневшие краски вышивок синелью неплохо бы подновить, сделать поярче. И прямо поверх шелковых нитей нанесли краску!
В наши дни реставраторам Эрмитажа, для того чтобы удалить слой потрескавшейся краски, понадобилось в течение многих часов отмывать панно в дистилированной воде.
Но мало этого! Во время войны панно были вывезены в Исаакиевский собор, в подвалах которого хранились произведения искусства из многих музеев, которые не успели эвакуировать. Когда в 1946 году панно вернулись в Китайский дворец, их не стали снова натягивать на деревянные подрамники, а просто приколотили гвоздями. Конечно, под собственной тяжестью панно стали провисать и деформироваться.
Реставраторам пришлось проявить чудеса терпения: перебрать, укрепить и нашить заново десятки тысяч стеклянных трубочек! Для того чтобы восполнить утраты драгоценной вышивки синелью, пришлось самим красить шелковые и шерстяные нити в нужные цвета. Потому что таких оттенков, которые были в моде в эпоху рококо (нежно-розовый и малиновый, золотисто-желтый и небесно-голубой), не нашли. Сегодня вышивка выглядит менее яркой и более изысканной, что отвечает стилю рококо. По словам Елены Кальницкой, теперь мы видим стеклярусные панно такими, какими их видела Екатерина Великая.
Марина Денисова добрым словом помянула мастериц, которые в XVIII веке вышивали панно под руководством мадам де Шен, французской актрисы, которая по каким-то причинам переквалифицировалась в золотошвейки.
Если бы работа не была сделана столь тщательно, если бы не были использованы такие высококачественные нити, кто знает, перенесли бы уникальные панно все тяготы, выпавшие на их долю? Сегодня, в век массовых тиражей, кривых строчек и гнилых нитей, такое отношение к работе, когда в нее вкладывают душу, почти не встречается. Потому не пожалеем места и перечислим имена мастериц, которые отыскал в архивах известный исследователь интерьеров XVIII века Михаил Воронов: Анна Андреева, Авдотья Логинова, Татьяна и Лукерья Кусковы, Прасковья и Матрена Петровы, Авдотья Петрова, Клеопатра Данилова, Марья Иванова.

Зинаида АРСЕНЬЕВА, фото Натальи ЧАЙКИ


прямая речь

Стеклярусные панно вернутся в родные стены Китайского дворца в сентябре будущего года. К этому времени, как говорит Елена Кальницкая, будет закончена реставрация самого дворца.
«Я даже не представляла, что задача гидроизоляции Китайского дворца окажется настолько сложной, — призналась она журналистам. — Мы привлекли к решению проблемы архитекторов, конструкторов, климатологов. Многие специалисты, к которым мы обращались за помощью, просто отказывались с нами работать из-за чрезвычайной сложности объекта. Там песчаные линзы, и водяной поток идет под дворец. Сейчас мы сделали локальную гидроизоляцию. Но сегодня никто не берется сказать, что было бы в этой ситуации более правильным — оставить все как есть или принимать кардинальные решения. Но обещаю, мы наберемся опыта и сделаем все, чтобы стеклярусным панно было там хорошо!»

↑ Наверх