Газета выходит с октября 1917 года Saturday 17 ноября 2018

Такая Книга — нет сомненья, — путеуказчицей дана…

К пятилетию татарской общины Петербурга издан поэтический перевод Корана на русский язык. Автор перевода Теодор Шумовский — известный востоковед, подельник Льва Гумилева, провел 18 лет в сталинских лагерях.

Автор перевода Теодор Шумовский — известный востоковед, подельник Льва Гумилева, провел 18 лет в сталинских лагерях. Доктор исторических наук, знает 22 языка, большую часть из которых выучил именно в лагерях, общаясь с их носителями — заключенными. Теодору Адамовичу 96 лет, но, несмотря на почтенный возраст и не самое лучшее состояние здоровья, он продолжает работать.


Новое издание — праздник не только для мусульман, но и для библиофилов...

 

 

— Сколько лет вы работали над переводом? — спросила я у него.

— Один год, 1992-й.

— Так мало?.. — я-то думала, что он скажет — пятнадцать или хотя бы десять…

— Я никак не могу сидеть без дела. Попав в больницу из-за перелома шейки бедра, я должен был найти себе дело, и я его нашел. Попросил домашних, чтобы мне текст привезли и словарь…

— В вашем переводе нет слова «Аллах», вы употребляете слово «Бог».

— Я хотел показать, что для арабов и вообще для мусульман Аллах — это Бог, высшее существо.

— Вы знаете Коран наизусть?


— Что, от начала до конца? (Улыбается.) Нет.

— А свой перевод?

— Тоже нет. Отдельные суры и в подлиннике, и в переводе знаю наизусть, но не всё. У меня одна голова, а дел очень много. Рядом со мной никого нет, и никому ничего не поручить. Я берегу мозг, берегу память, поэтому запоминаю только то, что необходимо.



Арабский текст Корана написан стихами, а на русский язык раньше переводился прозой. По мнению Теодора Шумовского, прозаический перевод не передает в полной мере дух памятника, задача переводчика — балансировать на грани между красотой и смыслом, не жертвуя ни тем ни другим. Перевод соединяет в себе религиозный, научный и художественный подходы.

В переводе Шумовского мы не только не встречаем слово «Аллах» — все герои Священного Писания названы на европейский манер. Теодор Адамович считает, что «передача библейских имен арабскими, а не русскими эквивалентами (Муса, Харун, Ибрахим и др. вместо Моисей, Аарон, Авраам) разрушает историческую связь Корана с другими религиозными памятниками Востока, изолирует текст этого памятника от привычного для русскоязычного читателя культурного контекста».

Наверное, у многих возникнет вопрос, как относятся мусульмане к такому переводу, который мы бы назвали светским. Так вот, не просто терпимо или доброжелательно, а с большой радостью. Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин дал пастырское благословение на издание аудиокниги (текст Корана в переводе Шумовского читает артист Александр Клюквин), а последнее издание перевода, презентация которого прошла в Российском этнографическом музее, осуществлено под патронатом татарской общины Санкт-Петербурга накануне ее пятилетия. Председатель татарской общины Рашид Магдеев на презентации сказал: «Сегодня у нас праздник веры. Мусульмане в нашей стране говорят на разных языках и наречиях, но все знают русский язык».

Формулировать цели, задачи и назначение перевода Шумовского — дело неблагодарное. Теодор Адамович сам лучше всех сформулировал все в стихотворной форме:

Среди стихий земного океана
Не мудрецам, а Времени на суд
Предоставляю перевод Корана.
Нелегкий труд.
            Упорный труд.
                     Счастливый труд.

Ничьих я вер Кораном не нарушу,
Нет мысли тайной в помыслах моих,
Но пусть нисходит в ищущую душу
Сияньем неба мусульманский стих.

Тогда прильнет живое сердце к сердцу,
Сомкнется тесно человечий круг,
И тот, кто верит, скажет иноверцу:
«Желанный друг!
Надежный друг!
Навеки друг!»

Татьяна КИРИЛЛИНА, фото автора

↑ Наверх