Газета выходит с октября 1917 года Sunday 21 апреля 2019

Точит кирпич не только время

Основной строительный материал нашего города когда-то был совсем из другого теста. Посмотреть на прочную старину корреспондент «Вечернего Петербурга» отправилась на улицу Зодчего Росси.

Основной строительный материал нашего города когда-то был совсем из другого теста. Посмотреть на прочную старину корреспондент «Вечернего Петербурга» отправилась на улицу Зодчего Росси.

«Ленинъ» всегда живой

— Этот Ленин провалялся на улице не менее пятидесяти лет. Его мочило, морозило, сушило. Но он остался в отличной форме!

Михаил Агапов, ведущий специалист Службы государственного строительного надзора и экспертизы, протянул вашему корреспонденту объект восхищения под названием «Ленинъ». Ни к вождю пролетариата, ни к теме сохранности его физической сути объект отношения не имел. Это был крепкий старый кирпич — с клеймом в дореволюционной орфографии.

В XIX веке некий Петр Семенович Ленин владел кирпичным заводом в окрестностях Петербурга, и с той поры «здесь каждый камень Ленина помнит» — клейменные его именем кирпичи скрываются под штукатуркой множества домов исторического центра города. Дома стоят, не рушатся, если только на них не падет глаз застройщика, готового довести старую постройку до аварийного состояния — ради многоэтажного новостроя. Но это отдельная история, вернемся к кирпичу.

— Оставьте современный кирпич на воздухе, на строительной площадке неукрытым — рассыплется за одну зиму, а этому хоть бы что, — похвалил старину Михаил Генрихович.  — Я нашел его на той площадке, куда свозили строительный мусор от сноса домов на Васильевском острове и на Петроградской стороне. 

Еще неизвестно, где присмотрел себе псевдоним вождь мирового пролетариата.


Собиратель старины

Михаил Генрихович — коллекционер кирпича, основного строительного материала Петербурга. Это нестандартное увлечение возникло, когда он, выпускник Пушкинского высшего военно-инженерного строительного училища, пришел работать в одну из строительных компаний города и... ознакомился с захватывающей монографией под названием «Высолы и солевая коррозия кирпичных стен». Ее автор — Всеволод Инчик, профессор Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета, оказался и создателем уникального университетского музея кирпичей, извлеченных при ремонтно-восстановительных работах из стен Исаакия, Петропавловки, Спаса-на-Крови, других выдающихся памятников и сооружений, прошедших проверку временем.

— Я увидел его музей и был изумлен тем, как это интересно, — говорит Михаил Агапов. — И, уже придя работать в Госстройнадзор, инспектором по Адмиралтейскому району, где огромное количество реконструируемых объектов, всего за год смог сам сделать интереснейшие находки.

Собранное Агаповым  — 119 образцов — только что составило выставку Службы государственного строительного надзора и экспертизы на улице Зодчего Росси.

Всего за год Михаил Агапов собрал внушительную коллекцию.

 
Морские и пресноводные

Самый старый кирпич коллекции имеет клеймо «Hoganas» — он происхождением из той небольшой шведской местности под названием Хоганас, что уже столетиями обеспечивает мир долговечными керамическими стройматериалами. «Хоганасами» облицован, например, шедевр здания Сиднейской оперы в Австралии. Петербургского прадедушку-«хоганаса» Агапов датирует 1680 годом — именно тогда этот шведский образец попал в одну из построек столицы. До сих пор выглядит великолепно. Неплохо смотрятся и его собратья русского производства.

Почему старые кирпичи столь прочны, а нынешние имеют вид одноразовых? Новое здание построили — через пару зим оно пошло солевыми разводами, кирпич начинает крошиться...

— Все дело в глине, из которой приготовляется керамическое тесто. До революции в окрестностях Петербурга было большое количество кирпичных заводов, до девяноста. Эти заводы брали глину рек и озер ледникового периода, ее химический состав не давал тех самых «высолов» и солевой коррозии, — пояснил  Михаил Генрихович. — Затем эти озерно-ледниковые месторождения были вычерпаны. Современные заводы работают на кембрийской глине. Она морского происхождения. Нынешний Петербург был когда-то дном океана, так что этой глины у нас море и ее очень легко добывать, что удобно для масштабных кирпичных производств. Однако эта глина тяжелая, по химическому составу менее нейтральная, и вот результат...

Охряные и разноцветные

Происхождение кирпича можно распознать по цвету. Современный «морской» — равномерно охряной. Старинный пресноводный — в широкой гамме. Колпинские глины, взятые у реки Ижоры, придавали кирпичу красный цвет. Тосненские —  розово-желтый. Взятые на Неве — рябиновый.

— С легкими глинами ледникового происхождения сейчас не много кто работает, однако именно они нужны для реставрации, — говорит Михаил Агапов. — Современные кирпичи из кембрийской глины не подходят ни по цветовой гамме, ни по фактуре. Поэтому, например, для реконструкции Эстонской церкви на улице Декабристов взяли псковский кирпич, изготовленный из местных глин озерно-ледникового происхождения.

Авторские работы

Еще одна разница между кирпичом старого времени и современным — первый не был анонимным. Фамилии, инициалы, логотипы заводов и даже номера партий штамповались на каждом экземпляре.

— А качество партий проверялось так: прибывает воз — все кирпичи сбрасывают на землю. Если более трех ломалось, воз заворачивали назад, — просветил Михаил Агапов.

— Это легенда? — уточнила корреспондент «Вечернего Петербурга».

— Что вы, факт!

Тут в наш познавательный разговор вклинился въедливый вопрос:

— Так, а где кирпичи с клеймом кошачьей или собачьей лапы? — спросил один посетитель выставки.

— Шутите? — переспросила корреспондент «Вечернего Петербурга».

— Да-да, такие существуют. Но мне пока не встречались, — всерьез выразил сожаление Агапов.

— А у меня есть! Я краевед, возглавляю секцию кирпичного клейма при обществе коллекционеров, меня зовут Анатолий Борисович Большаков...

Музу Кирпича нынче изображают в облике гастарбайтерши.


Подкова — фирменное клеймо невского кирпича, принадлежало генеральше Евгении Спечинской.


Сокровища — в утратах

Анатолий Борисович сообщил, что у него сто с лишним кирпичей с клеймами и все исключительно из Выборгского района, заглядывать в который не догадываются другие коллекционеры. И вообще оказалось, что на кирпичные клейма у нас в городе просто ажиотажный спрос. Охотники за сокровищами старины рыщут по всем реставрируемым объектам. По свалкам, на которые свозят строительный мусор  от сноса старых зданий, а снос идет интенсивно, не в пример недавно ушедшим десятилетиям. Находят коллекционеры не только кирпичи.

— Я осматриваю траншеи, земляные котлованы, — поделился своей методикой Анатолий Борисович. — Лесной проспект ремонтировали — мне попались шведские монеты времен Ниеншанца! А на площади Мужества как-то нашел пушечные ядра середины XVIII века! Сокровища просто под ногами.

— Однако, — пожаловался краевед Большаков, — хотел недавно зайти посмотреть, что есть интересного из кирпича в доме на Загородном, 3, — охрана не пустила. Мол, дом аварийный.

Загородный, 3, — это разрушенный застройщиками дом купца Рогова.  Стать окончательно аварийным ему помогли, снеся в феврале крышу. Кирпич же там был крепкий по определению —  потому что старинный.

↑ Наверх