Газета выходит с октября 1917 года Monday 19 августа 2019

В Летнем саду убирают деревья и... грибы

Реставрация Летнего сада в центре внимания СМИ с самого начала. Проект много критикуют, говорят даже о «варварской реконструкции», о небережном отношении.

Копии тоже будут из мрамора

Сколько поколений помнят этот сад тенистым, романтически запущенным, любят его «торжественную глушь»! Сейчас с детства знакомый сад трудно узнать. Вместо аллей проложены временные грунтовые дороги — для того чтобы грузовой транспорт не повредил корни деревьев. Везде натыкаешься на бытовки, кучи сухих веток, песка, мелких камней...

 

 

И самое печальное — не белеет больше сквозь еще зеленую листву итальянский мрамор, не приветствуют нас античные боги и богини, нимфы и герои. Все скульптуры вывезли из сада «на лечение» («Вечёрка» сообщала об этом. — Прим. ред.).

Копии итальянских скульптур можно увидеть сейчас в Михайловском саду: их небольшая «толпа» стоит у Павильона Росси. Оригиналы же поселились в Михайловском замке, где реставраторы займутся их лечением, а скульпторы — созданием копий. По словам Владимира Баженова, заместителя директора Русского музея по комплексной реконструкции и капитальному ремонту, копии будут делать из мрамора (хотя ранее называли материалом для копий полимербетон). Но в любом случае обещают, что отличить копию, скажем Авроры или Аполлона, от оригинала смогут только специалисты. Завершить работу по созданию копий 92 скульптур планируют к 2013 году.

Старые липы санируют

Сейчас Летний сад напоминает зеленую больницу или санаторий. На старых липах, на сумасшедшей высоте чуть ли не в двадцать метров прыгают, как белки, рабочие — высотники-озеленители. Руководитель фирмы-подрядчика Ирина Потанькина пояснила:


— Мы работаем над садами Петербурга и пригородов уже 15 лет и накопили огромный опыт. Мы работали в Царском Селе и в Петергофе, занимались реставрацией Михайловского сада. Но Летний сад оказался более запущенным.

— А какие породы деревьев здесь в основном растут?

— В Летнем саду всего 1800 деревьев (47 пришлось спилить). Немного дубов, ясеней, вязов, лиственниц. Но основное «население сада» — липы. И
это радует. Потому что липы — деревья очень благодарные. Вот этой красавице лет двести!

Мы с уважением смотрим на липу столь почтенного возраста. Если ей двести лет, значит, она видела не только Гумилева и Ахматову, но и самого
Пушкина!

Сейчас высотники-озеленители лечат... дупло липы.

Ирина Потанькина объясняет, как это делается, и становится понятно, что все это очень напоминает работу стоматологов, залечивающих кариес:

— Сначала из дупла удаляют труху, гниль, которая накапливалась годами. Специальным пылесосом убирают пыль. Затем покрывают антисептическим составом. Деревья, пролеченные таким образом, потом долго живут. Они словно благодарно отзываются на заботу, чувствуют хорошее отношение к себе.

Всего в Летнем саду около 600 деревьев с дуплами, вылечить успели сотню. Работы не прекратятся полностью и зимой, потому что климат в Петербурге довольно мягкий, в декабре бывает тепло. На лечение всех деревьев потребуется полтора года. Сейчас деревья подкормили, а весной повторят процедуру.

Петровские фонтаны обещают возродить


Главная аллея Летнего сада — Школьная — перестала быть тенистой. Ее, как говорят специалисты, осветлили. Раньше ветви спадали вниз, сплетаясь в романтические арки. Теперь ветви проредили, деревья выглядят немного неуклюжими, голенастыми, как подростки. Но говорят, что так, мол, было задумано у Петра, который хотел сделать «лучше, чем у французского короля в Версале».

Мало того что аллею осветлили. Здесь еще хотят восстановить четыре фонтана (из пятидесяти, стоявших в Летнем саду при Петре). Вода поступала из Обводного канала в бассейн на Бассейной улице и затем уже по подземным каналам — в Летний сад. Но был очень маленький напор,
фонтаны работали плохо. Потому пришлось создать две водонапорные башни.

Сегодня уже откопаны основания двух фонтанов, погибших во время знаменитого наводнения 1777 года. Это «Гербовый» и «Крестовое гульбище».

Гендиректор другой фирмы, участвующей в реставрации, Владимир Соловьев, рассказал, что руины исторических фонтанов будут законсервированы, помещены в своеобразные саркофаги, а сверху воссоздадут их исторический облик, вплоть до мозаик. Они будут работать на оборотном водоснабжении. Для воссоздания восьми фонтанов, по его словам, необходимо 120 миллионов рублей. Причем львиная доля средств будет потрачена на покупку камня — гранита, известняка.

Показали журналистам и остатки Менажерейного (Птичьего) пруда. Был он неглубоким, не более полутора метров. Владимир Соловьев считает, что вода в пруду удерживалась специальными породами глин. Сейчас же дно пруда потеряло эти свойства, даже после сильных ливней вода исчезает почти мгновенно. Поэтому придется делать все заново, с использованием современных материалов и технологий.

Еще одна петровская затея, которую, быть может, восстановят (пока вопрос находится на стадии согласования с КГИОП). Это знаменитый Лабиринт, где в зеленых нишах стояли скульптуры на темы басен Эзопа. Лабиринт тоже погиб во время наводнения 1777 года.

У многих петербуржцев сложное отношение к этой реконструкции века. Да, бесспорно, сад старый, подлечить его давно не мешало бы. Ну и ограничились бы тем, что подлечили деревья. Тем более что, по словам Ирины Потанькиной, стоимость работ по лечению деревьев составляет лишь сотую часть от всех средств, выделенных на реконструкцию (напомним, что она составляет 2 миллиарда 300 миллионов рублей). Затеи с восстановлением прудов, фонтанов и лабиринтов петровских времен не кажутся удачными. Ведь это означает, что мы больше не увидим тот сад, который любили.

Он станет совсем другим — причесанным, регулярным, затейливым, больше напоминающим аттракцион в духе Диснейленда, чем место душевного
отдохновения, где исчезает время, а прошлое встречается с настоящим.

Даже Пушкин видел уже другой сад, не похожий на петровский. И Онегин гулял в другом саду. И Ахматова писала: «Я к розам хочу в тот единственный сад, где лучшая в мире стоит из оград, где статуи помнят меня молодой, а я их под невскою помню водой» — другому саду.

…Мокнут под осенним дождем мраморные статуи, уже, впрочем, привыкшие к петербургскому климату — за триста-то лет! На аллеях лежит мокрый ковер из опавших листьев. По нему важно расхаживают вороны. Синички вьются вокруг  рассыпающего семечки охранника, а самые смелые садятся прямо ему на руку...

Я запомню сад навсегда таким, каким он был накануне реконструкции…

Фото Натальи ЧАЙКИ

 

↑ Наверх