Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

Ваше кофе не готово, кушайте пока йогурт!

Черный кофе меняет «пол». Ко Дню знаний Минобрнауки подготовило россиянам очередной сюрприз — утвердило список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка.

Черный кофе меняет «пол». Ко Дню знаний Минобрнауки подготовило россиянам очередной сюрприз — утвердило список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка.

Этих книг всего четыре: «Орфографический словарь русского языка» Букчиной, Сазоновой и Чельцовой, «Грамматический словарь русского языка» Зализняка, «Словарь ударений русского языка» Резниченко и «Большой фразеологический словарь русского языка» с культурологическими комментариями Вероники Телии. И выпущены они почему-то не академическим издательством, а одной известной московской издательской компанией.

Все бы ничего, но собака зарыта в другом — именно эти фолианты (в трех из них — около 800 страниц, в четвертом — более тысячи, а общая стоимость изданий, между прочим, более 3600 рублей) объявлены истиной в последней инстанции: на них нужно ориентироваться в спорных вопросах, как будто и не существовало до них ни знаменитого справочника Розенталя, выучившего грамоте не одно поколение любителей российской словесности, ни полного академического словаря Лопатина.

Но и это еще не беда — чем больше справочной литературы, тем, может, оно и лучше — глядишь, образованнее станем...

Другое дело, что в рекомендованных Минобразом словарях обнаружились новшества, которые допускают варианты в ударениях, падежах, склонениях, ранее считавшиеся недопустимыми. И хотя раньше в словарях тоже допускались варианты, все же впечатление такое, что русский язык намеренно упрощают, отпуская его в вольное плавание, — наверное, так легче скрыть вопиющую безграмотность.

Возьмем, к примеру, слово «кофе», которое любой российский интеллигент произносил в мужском роде и гордился этим фактом, отличавшим его от людей с низкой культурой речи. Теперь же в словаре Букчиной кофе меняет «пол» — его можно употреблять и в среднем роде, и любой двоечник, особо не задумывающийся над правилами русского языка, автоматически становится на одну доску с тем, кто эти правила хорошо знал. В новом литературном языке есть место и йогУрту, и йОгурту, карате, а не каратэ. По-видимому, из уважения к Всемирной паутине — Интернет с его безграмотными текстами и «олбанским» языком — пишется только с большой буквы, а договОр разрешено произносить с ударением на первом слоге.

Также совершенно законно можно говорить «по срЕдам» и «по средАм», и никогда — «брачующиеся», только — «брачащиеся», так что работающая в загсе героиня Галины Польских из фильма «Суета сует», постоянно напоминающая всем туда входящим: «Товарищи брачующиеся, сойдите с ковра!», выражается нехорошо, то есть нелитературно.

Кстати, в филологическом сообществе нет единого мнения на сей счет. Одни лингвисты считают, что люди с высокой речевой культурой все равно будут использовать слово «кофе» и ему подобные в мужском роде и тем самым отличаться от людей малообразованных, которым «без разницы» как употреблять — черный кофе или же черное кофе — все равно каждый пьет свое какао... Другие ученые считают, что все течет, все меняется и язык должен соответствовать духу времени. Дух духом, но если так пойдет и дальше, то вскоре мы можем прийти к тому, что будем писать по принципу «как слышится, так и пишется»: ЖИ, ШИ с буквой Ы, а ЧУ и ЩУ — с буквой Ю. Чтобы грамотными стали сразу все чохом — и те кто эту грамоту знал, и те, кому она всегда была «до лампочки».

Беседу о нормах произношения в русском  языке читайте в ближайшую пятницу.

 

Комментарии

Президент СПбГУ Людмила Вербицкая: Прекрасно, что эта тема — тема нормативного литературного русского языка — с 1 сентября обсуждается в российском обществе. Могу сказать, что эти четыре словаря были выбраны не случайно — на них получены рецензии экспертов из Института русского языка: они рассматривались на межведомственной комиссии, и та согласилась с их оценками. Тот самый Закон «О русском языке», который был принят три года назад и по существу бездействовал, начинает работать, поэтому то, что выбраны эти словари, — шаг вперед. Безусловно, язык развивается и нормы его меняются, но сложность заключается в том, что у многих носителей русского языка нет языковой культуры для того, чтобы использовать один из допустимых вариантов. Понятно, что свЕкла, квАртал мало кто говорит, потому что это неправильно. Но надо представлять себе, что любая норма проходит путь сосуществования вариантов и бывает такой период, когда оба варианта признаются правильными. Вы знаете, какую долгую жизнь прошел глагол «звонить»? Сорок лет назад существовала норма «звОнит», «позвОнит», так что норма меняться может. Но, повторяю, нужно, чтобы у любого носителя языка было ощущение этой нормы, возможность сознательного выбора одного из вариантов. Кстати, нашим Университетом подготовлены прекрасные словари, которые, я считаю, тоже должны быть рекомендованы в перечень.

Директор Института русского языка и культуры факультета филологии и искусств СПбГУ Евгений Юрков: Знаете, это никакие не новые правила — существует комиссия, которая дает рекомендации: какие словари и какие грамматики — авторитетные, на что можно ориентироваться преподавателям. Возможно, есть какая-то поспешность в том, что выбраны именно эти четыре издания, но ведь список будет расширяться!

В том, что в словаре дается «йогурт» с ударением на последнем слоге, нет ничего удивительного. Это было первичное ударение, правильное, нормативное, потому что слово пришло к нам из французского языка. Но сейчас практика такова — все говорят «йОгурт», и что в этом случае делать специалистам? Поэтому правильно, что допустимы оба варианта. Что касается «кофе», то я всегда говорил и буду говорить: «мой кофе»... Хотя в советское время то, что подавали, с трудом можно было назвать кофе, для него вполне подходил и средний род. Кстати, тогда же и появились первые справочники, в которых допускалось употребление «кофе» в среднем роде, — это не сейчас придумано! Точно так же и в отношении пары слов договОр — дОговор: в советское время тоже появлялись варианты. Но я, как лингвист, считаю, что правильно только договОр, договорЫ, а не договорА. Так же и со словами — обеспЕчение — обеспечЕние. Конечно, первый вариант — правильный. Но у нас и президент, и премьер, и, кстати, большинство питерцев говорят обеспечЕние. Вот чтобы не возникал хаос в языке, и нужны нормативные справочники.

Конечно, надо совершенствовать собственную речевую культуру — когда в средствах массовой информации и с экранов телевизоров польется грамотная, живая, яркая, образная русская речь, тогда можно считать, что что-то меняется в нашей языковой жизни.

Лингвист-эксперт одного из столичных вузов: Мне кажется, проблема здесь немного в другом — почему министерство продвигает именно эти справочники, по каким критериям они отбирались как нормативные? Ведь уже есть традиционные специализированные словари, которые составлялись специалистами по орфографии и культуре речи. И почему такие авторы, как Ожегов, Розенталь, Бархударов, которые готовили словари нормативные, толковые, оказались за бортом? А что касается употребления слова «кофе» в среднем роде — это не страшно. Дело в том, что мы оперируем понятием вариантной нормы и учим своих студентов, что норма динамична, что в целом ряде случаев она установилась произвольно.

↑ Наверх