Газета выходит с октября 1917 года Sunday 17 ноября 2019

Владимир МЕЩЕРЯКОВ: Это была реставрация

Тридцать лет назад открылся для посетителей Меншиковский дворец

Тридцать лет назад открылся для посетителей Меншиковский дворец



Во вновь открытый дворец выстраивались многочасовые очереди. Ажиотаж был связан отчасти с фигурой самого хозяина: о «полудержавном властелине» упоминал Пушкин в «Полтаве», каждому школьнику известна картина Сурикова «Меншиков в Березове», в те времена все читали роман А. Н. Толстого «Петр I», а незадолго до открытия дворца на экраны вышел фильм «Юность Петра», где «Алексашка» предстал перед зрителями в исполнении популярнейшего Николая Еременко-младшего… Но помимо естественного интереса к персоне Александра Даниловича очень важно, что дворец — практически единственное подлинное здание петровского времени, сохранившееся до наших дней в таком объеме.

Халтура? Полный бред!

Помнится, когда дворец реставрировали, по городу ходили слухи, что реставрация тянется так долго, потому что Меншиков был, дескать, жулик и дворец построен довольно халтурно.
«Полный бред! — так охарактеризовал «легенду» Владимир Мещеряков — нынешний заведующий отделом «Дворец Меншикова» Государственного Эрмитажа. — Может быть, эти слухи возникли потому, что искусствовед Юрий Трубинов, который занимался изысканиями в 1960 — 1970-е годы, выдвинул гипотезу, что дворец был задуман как летний. Зимним, по версии Трубинова, был деревянный дворец, так называемые Посольские хоромы — они тогда еще не были разобраны. Но в дальнейшем во дворце было немало печей, и, когда кадеты там жили, никто не замерзал».
По мнению Владимира Владимировича, предположение, будто Меншиков «крал у самого себя», абсурдно не только само по себе, но и потому, что дворец был не просто частным домом, а представительской резиденцией генерал-губернатора Санкт-Петербурга, здесь проходили торжественные приемы и ассамблеи. Петр I бывал во дворце регулярно, в том числе и во время строительства; сохранились свидетельства о том, что царь игрывал со своим приближенным в шахматы в Ореховом кабинете… Так что дворец на самом деле строился серьезно и основательно.

Плитка, голландская и наша



Один из уникальных элементов убранства дворца, сохранившийся до наших дней, — плитковые комнаты. 16 тысяч плиток XVIII века, расписанных вручную, были куплены в Голландии. Потом, в 1880-е, когда помещения расширялись, были докуплены еще 6 тысяч голландских плиток — уже, понятно, XIX века. И только 1,5 тысячи плиток воссоздали реставраторы в 1970-е. Владимир Мещеряков показывает, какие где. «Внешне их не отличишь!» — восхищается ваш корреспондент. «Это как раз не очень хорошо, — к нашему удивлению, огорчается Владимир Владимирович. — Хоть бы художники на них значок какой поставили, а то специалисты и даже авторы уже сами путаются, какие плитки подлинные, а какие современные… А должны точно знать!»
Так все же — почему дворец реставрировали так долго, почти двадцать лет? «Реставрация была долгой, потому что это была реставрация, — объясняет Владимир Мещеряков. — Делали зондажи, шурфовку, находили следы окон, дверей, сравнивали с архивными сведениями о переделках во времена кадет. Дворец постепенно представал в первозданном виде, каждый шаг научно обосновывался. В свое время, если помните, критиковали комплексный капремонт: дескать, нельзя так делать в Петербурге, неправильно, что от дома остается только фасад. А сегодня и комплексного капремонта нет, сносятся целые кварталы под ковш, и если появившаяся постройка будет даже иметь фасад, похожий на утраченный, — все равно получается новодел...»

У камелька…

С первых дней открытия во дворце стали проходить концерты. «Даже когда Большой зал был еще в лесах, хор пел на дубовой лестнице. Акустика там хорошая, правда, слушать можно было лишь стоя», — вспоминает Владимир Владимирович.
Есть у Владимира Владимировича интересное увлечение — старинные печи. «В 1980-е мы, с подачи ГИОПа, начали собирать керамическую облицовку печей из капитально ремонтируемых зданий. Так во дворце Меншикова оказалась уникальная коллекция печей конца XIX — начала ХХ века. Декор некоторых печей установили в помещениях дворца, не сохранивших отделку». Уже в XXI веке «печная» коллекция пополнилась приобретенным Эрмитажем собранием малогабаритных переносных отопительных приборов западноевропейского производства конца XIX — начала ХХ века, часть печей была подарена.
За тридцать лет экспозиция расширилась: удвоилось количество отреставрированных залов, в западной — женской половине интерьеры не сохранились, они были воссозданы.
Меншиковский дворец — отдел Государственного Эрмитажа; в свое время это мудрое решение принял директор Эрмитажа Борис Пиотровский: именно эрмитажная коллекция вещей петровского времени была в состоянии «насытить» интерьерную экспозицию дворца. Конечно, посетители часто спрашивают, остались ли подлинные вещи Меншикова. Не так уж много: дубовый шкаф, сундук. В Большом зале шандалы-купидоны, хоть и были переделаны, тоже украшали дворец еще при Александре Даниловиче. «Возможно, во дворце находятся и другие вещи Меншикова, но мы об этом уже никогда не узнаем», — говорит Владимир Мещеряков.

Татьяна КИРИЛЛИНА, фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх