Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 сентября 2020

«Война» показала, что мир не изменился

Можно ли отнести акции нашумевшей арт-группы к искусству? Или это обычное хулиганство?

Можно ли отнести акции нашумевшей арт-группы к искусству? Или это обычное хулиганство?

В последнее время все только и обсуждают арт-группу «Война». Сегодня Леня Чокнутый и Олег Воротников, пожалуй, популярнее Леонардо да Винчи или Рембрандта Харменса ван Рейна. О них пишут, спорят, их то сажают в тюрьму, то выдвигают на премию «Инновация»… Значит, акции группы зацепили чем-то, задели за живое, попали, так сказать, в нерв времени.
А ведь все, чем цепляет группа «Война», такое же «старье», как и  то, что хранится в музеях.
Все началось в XX веке, под воздействием того шока, которым стала Первая мировая война. Сама по себе война, конечно, не была новостью, но тут впервые счет жертвам пошел на миллионы.
После нее мир никогда уже не сумел стать прежним, а в сознании людей произошли необратимые изменения. И разве могло искусство оставаться прежним? «Новое искусство может быть только насилием, жестокостью», — заявлял идеолог футуризма Маринетти.
Ближе всего к «военным» венские акционисты, появившиеся в 60-е. Их «акции» были настолько скандальными, что их можно даже назвать сатанинскими. Например, один из участников, Герман Нитш, организовал «Театр оргий и мистерий», в котором всегда участвовало большое количество статистов. Ну куда до этих масштабных «дионисийских мистерий» акции «Войны» в музее?
Об акциях Отто Мюля (фамилия — говорящая, в переводе с немецкого означает «мусор») даже рассказывать не надо — названия говорят сами за себя: «Акция пениса», «Рождественская акция: свинья, убитая в постели», «Акция с гусем». Больше всего мне жалко свинью и гуся.
А самого Мюля, который все-таки загремел в тюрьму на 8 лет, совсем не жалко.
Более изощренно и талантливо шокировала публику «бабушка перформанса» Марина Абрамович (не родственница). Однажды она вырезала на своем животе звезду (протест против коммунизма), в другой раз позволила пришедшей в галерею публике делать с собой все, что угодно. Сначала ее гладили и ласкали, потом беспомощность и покорность жертвы разожгла кровь почтеннейшей публики, в ход пошли ножи и бритвы, а один из мужчин сунул ей в рот пистолет и чуть не убил.
В акциях группы «Война» нет ничего нового. Но ведь и мир за сто лет, прошедшие с появления дадаистов, не стал лучше. Он по-прежнему безумен, и, чтобы не сойти с ума, нужна доля цинизма. Протест, ирония, шок, абсурд — все это остается актуальным при попытках осмыслить окружающую действительность.
Этим, собственно, и занимается группа «Война». Но можно ли отнести их акции к искусству? Или это — обыкновенное хулиганство? «ВП» попросил ответить на этот вопрос специалистов по современному искусству.

Владимир Шинкарев, художник, писатель:

— Вспомним похожие акции. Например, в «Войне и мире» описывается, как симпатичные и креативные молодые люди «достали где-то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам. Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина с спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плывет, а квартальный на нем...». Такая акция и два века тому назад вызывала общественный интерес и, пусть скрытое, одобрение — да кто в молодости по пьянке не выкидывал что-нибудь смешное и бодрое? Вот только Пьер, Анатоль и Долохов после своей акции с медведем не созывали пресс-конференции.
Сейчас понятие «искусство» стали трактовать так широко, что стало скучновато: ведь если мы назовем искусством все, то в нем и ценности не останется никакой. Уж называли бы определеннее: искусство — искусством, аттракционы — аттракционами...

Дмитрий Пиликин, художник, арт-критик, куратор:

— Если очень кратко, то мы обычно оцениваем явления исходя из своего опыта и понимания ситуации, часто не замечая и не желая признавать, что ситуация уже изменилась. Если исходить из культурности языка высказывания и соблюдения общепринятых кодов современного искусства, то к тому, что и как делает группа «Война», можно предъявить множество претензий. Но! В то же время нельзя не признать, что в сложившихся условиях правового беспредела и двойной морали сделанное ими было крайне своевременно и уже повлияло на умы и общество. Отчасти это встает в ряд с энергией Ассанжа и огнем, вдруг заполыхавшим в Египте и перекинувшимся уже и на другие страны Ближнего Востока и Северной Африки. На наших глазах меняется мир.

Илья Доронченков, доктор искусствоведения:

— Из акций группы мне понравился член на Литейном мосту — лаконично, смешно, изящно, как ни покажется тут это слово неуместным. А вот уже «Е…ь за наследника медвежонка» вызывает неловкость и брезгливость. Кроме того, даже фотографии и видео передают, мягко говоря, непривлекательность, несимпатичность процесса (мне могут возразить, что этого и добивались, — ну тогда мы разного ждем от телесного общения полов!). В общем, тема не раскрыта. Акция же, непосредственно ставшая поводом для судебного преследования, — переворачивание патрульного автомобиля — вообще вызывает недоумение неотчетливостью смысла (оставим в стороне тот факт, что ни в одной стране полиция не спустит подобного отношения к себе). «Дворцовый переворот» — так называется эта акция — это что-то гораздо большее, чем издевательство над городовыми — винтиками государства… Похоже, чистая провокация тут перевесила все остальное.
При этом для меня совершенно очевидно, что члены «Войны» не сделали ничего, что следовало бы наказывать тюрьмой.
Искусство «Войны» (желающий может поставить слово «искусство» в кавычки) — индекс деградации общества и государства. Не самих ребят — они дети этого самого общества, — а именно окружающего их мира.

Фаина Балаховская, арт-критик:

— Искусство. Потому что создано и живет по законам искусства, а не антиобщественного хулиганского действия. Смущает изображенный объект?  Так ведь низовая культура, емкая, несущая немалую смысловую и образную нагрузку, была признана важной и необходимой, включена в высокую уже более ста лет назад. «Член в плену у КГБ» — это мощный образ, одновременно сложный и простой. Вписанный в традицию — не только в народную, но и в диссидентскую, и в художественную, и в городскую. Виртуозно исполнен в очень краткий временной отрезок, красиво использовано движение моста, продуманы точки съемки так, что те, кто упустил потрясающее зрелище, получили возможность наслаждаться им с помощью фотографий.

Организаторы премии «Инновация» предлагают участникам группы «Война» письменно подтвердить согласие на участие в премии.
Крайний срок для подтверждения участия в премии определен 4 марта. Ранее участники «Войны» были исключены из шорт-листа премии за нарушение регламента — они никак не отреагировали на включение в список номинантов и не уточнили название своего произведения — «Член в плену у КГБ», или же «Х.. в плену у ФСБ», — за которое были номинированы.
Обращение к «Войне» вызвано желанием организаторов премии сохранить арт-группу в числе участников, несмотря на нарушение регламента.

Подготовила Зинаида АРСЕНЬЕВА

↑ Наверх