Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 21 ноября 2018

Юрий Мамин: «Окно в Париж-2» появится, если будут финансы

Однако вырастить творческую личность на коммерческой основе невозможно, считает известный режиссер.

Сегодня — День российского кино. Как в любой праздник, в этот день не обойдется без поздравлений, воспоминаний о самых ярких фильмах и всемирных победах отечественного кино. Но большинство этих побед приходится на эпоху советского кинематографа, а новое, российское кино все еще переживает не лучшие времена. О проблемах современного кино, о себе и своих коллегах размышляет один из самых известных российских кинорежиссеров, создатель фильмов «Окно в Париж», «Праздник Нептуна», «Бакенбарды», «Фонтан», «Горько!», «Не думай о белых обезьянах» и других, заслуженный деятель искусств России, ведущий популярной телепрограммы «Дом культуры» канала «100ТВ».

Михалков как пример для студентов

— Юрий Борисович, ваши фильмы собрали неслыханную коллекцию наград и призов всяческих кинофестивалей. А вот последняя картина «Не думай о белых обезьянах» оказалась в этом плане обделенной…

— Почему же? Четыре или пять призов уже есть. В том числе два главных — престижных фестивалей авторского кино в Англии и Марокко. Но я не тщеславен, прекрасно понимаю, что призы любого кинофестиваля сейчас не играют никакой роли. Сегодня вопрос заключается в том, как прорекламировали картину, сколько копий сделано, как их пустили. А у моих «Обезьян» всего десять копий. Компания, которая взялась за прокат, сказала: «Мы больше десяти копий не потянем». А платить за рекламу на телеканалах — это деньги неподъемные. Если по ТВ назойливо, днем и ночью, рекламируется какая-то картина, это они для себя делают, внедряют продукт, который сами и изготовили. Затем пускают по всем кинотеатрам. А потом он проваливается, как михалковские «Утомленные солнцем-2: Предстояние». Неслыханное число копий (больше тысячи), массированная реклама… Но даже это не спасло.

— А как вам самому новый михалковский шедевр?

— Интересным не показался. Мне и первая часть «Утомленных солнцем» не нравится. Для меня Михалков закончил свою режиссерскую карьеру художника еще в 70-е годы, когда снял несколько выдающихся фильмов.

Меня и в телепрограмме «Дом культуры» зрители часто спрашивают: «Почему Михалков так изменился?» Но он не изменился! У него сменились приоритеты. Мне представляется, что у него никогда не было высокого гражданского приоритета. Заметьте, что его выдающиеся картины не связаны с большой гражданственностью. Он верил не в партию и великую Россию, а в кино, когда снимал «Рабу любви» или «Своего среди чужих...». Он блестяще снял Чехова («Неоконченная пьеса для механического пианино»), хорошо снял «Пять вечеров», сделал очень любопытный и добротный фильм про Обломова, есть блестящие куски в «Родне»… У него есть блестящие куски и в последней картине, никто не отнимет у него кинематографической одаренности.

Но почему у него получались первые фильмы? Он должен был победить… брата! Тот, уже знаменитый кинематографист, снимал в Голливуде, и это был мощный стимул. И это нормальная цель. Иногда жена хочет доказать мужу, что она не хуже актриса, и так далее. Было у Михалкова и соревнование с Тарковским в вопросе о выразительности кино… А когда цели эти отошли, то встал вопрос о необходимости получить власть, что дает престиж, славу, деньги. Но это же все не творческие задачи, и они решаются путем интриг, политиканства, в чем Михалкову нет равных. При этом он умеет собрать себя, умеет работать, для него нет нерешаемых проблем. Я своим студентам говорю: «Независимо от того, как вы относитесь к Михалкову, как профессионал, как человек целеустремленный, он должен вам стать примером. Вы не можете снять короткометражный учебный фильм, а он может, обладая богатством, славой (всем тем, о чем вы мечтаете!), собрать волю в кулак, не спать, по 18 часов в сутки работать на свою цель. А без этого нечего делать в большом кино!»



Неприятный осадочек остался

— Юрий Борисович, правда, что клан Михалковых помешал вам побороться за «Оскара»?


— Можно и так сказать… В свое время мою картину «Окно в Париж» вызвалась представить на «Оскар» компания «Сони Пикчерс». Члены жюри оскаровского комитета ознакомились с моей работой: американцы обожают комедии, моя картина необычная, социальная, содержит много важных моментов, от которых на Западе отвыкли (кстати, впоследствии «Окно в Париж» имело в Америке большой успех). Американцы обратились с просьбой послать от России на «Оскар» «Окно в Париж», но это должен быть сделать оскаровский комитет, а его у нас отродясь не было. Американцы пошли в Союз кинематографистов, а  как раз тогда Элем Климов (руководитель Союза кинематографистов России. — Прим. авт.) поругался с Соловьевым и Михалковым, не хотел представлять картину Михалкова «Утомленные солнцем», скрылся за городом… Я посоветовал западным партнерам связаться с тогдашним председателем Госкино Арменом Медведевым. Он подписал какое-то важное письмо в мою пользу, я уже был на коне, но тут же в коридоре Госкино Соловьев познакомил меня с… новоиспеченным председателем российского оскаровского комитета, которым стал не кто иной, как Кончаловский, брат Никиты Михалкова. Понятное дело, в Лос-Анджелес поехал Никита с «Утомленными солнцем». А дальнейшее известно: получил он своего «Оскара» за лучший иностранный фильм. Ну, раз получил в честной борьбе — так молодец, победителей не судят. Хотя осадочек неприятный остался после той истории у многих, причем по обе стороны океана.

— А «Окно в Париж-2» будет?


— Если я получу деньги. Веду очень давние переговоры с инвесторами — нашими и зарубежными. Процесс этот непредсказуем, могут предложить снимать хоть через неделю, с моей стороны все готово. У меня есть несколько проектов, которые творчески могут быть запущены хоть завтра. Есть идеи совместных картин с американцами, французами, а также российские проекты. Все упирается в финансы.

Не украдет только близкий родственник

— Ваша жена — ваш продюсер?

— Стала им на моей последней картине «Не думай про белых обезьян». Хотя она не имеет опыта, никогда не занималась бизнесом, но мне и был необходим такой продюсер, чтобы деньги по пути создания картины не разворовывались, не попадали в другие карманы. Мне нужен был честный продюсер. Я не ждал, что она заработает большие деньги на нашей картине, сумеет ее выгодно продать. Мне нужно было аккумулировать средства, чтобы хватило на съемку.

Кто точно не украдет? Близкий родственник! Если развернуть эту мысль, то и самодержавие было привлекательно для России, потому что не имело смысла государю разворовывать свою страну, которую он передавал в наследство своему сыну.

— Юрий Борисович, у вас много учеников? Вы ведь преподаете в одном из петербургских университетов, растите будущих кинорежиссеров…

— Да, но мы учим студентов за деньги. Коммерческое обучение принесло совершенно другие правила игры. Набрать студентов за деньги — задача бухгалтерии. Но я буду честно их учить. Я исхожу из того, что могу дать студентам навыки съемки, могу дать ремесло, которое крайне необходимо. Вырастить творческую единицу, самостоятельного художника не в силах никто… Но вот что поразительно: к сожалению, коммерческая система обучения не изменила у наших студентов отношения к делу. Несмотря на то что они тратят немалые деньги (свои, родителей), они так же ленивы, как и бюджетники.

У меня такой принцип. как педагог курса, я сказал студентам: «Не допущу ваши работы до экзамена, если в них не поучаствую. В противном случае вы не имеете права ставить мою фамилию!» Одному помог составить закадровый текст, другому — смонтировать, третьему — подложить звук… И короткометражки получили призы на студенческом конкурсе, хотя работы еще слабенькие. Но к пятому курсу мои студенты будут владеть ремеслом. Остальное же — дело случая и их воли, работоспособности.

Беседовал Болеслав СОКОЛОВ

Фото автора

↑ Наверх